Слабовидящим

Миры Байкала

Лето закончилось. Оно было ярким и насыщенным на события. В рамках образовательного туризма очередная группа путешественников побывала на Байкале. Как это было - почитайте заметки руководителя группы Алексея Дерюгина "Миры Байкала". И... готовьтесь к новым путешествиям.


Мы поселились в визит-центре «Омулёвый» Байкальского биосферного заповедника, ставшем мне уже почти родным за три раза пребывания. Деревянные уютные домики, под карнизами которых разгнездились деревенские ласточки, дощатый настил-тропинка, соединивший все главные коммуникации базы, с хитрыми бусинками глаз и полосатыми хвостиками бурундуков из его щёлочек. Баня – это отдельная песня, окончательно превращающая визит-центр в райский уголок среди байкальской тайги.

-Вот только омулёвой ухой угостить вас нынче не смогу, ¬- извиняющимся тоном поделился Александр Ильич, сторож и главный по хозяйству.

-Как же так? Омулёвый визит-центр и без омуля?

-А запрещён вылов омуля теперь. Уж с осени как запрещён…

Вот такой тревожный звоночек. Меняется Седой Байкал, исчезают обитатели его водного мира. Хотя, конечно, и Байкал останется и его водный мир останется. Просто поворачивается этот мир к нам другим боком. Опять же уровень озера вроде как тот же… И воду байкальскую всё так же пьют прямо сырой. Нет, не сырой, свежей. Так, может быть, на наш век хватит? Детям-внукам покажем, а там «или осёл умрёт, или шах умрёт». Всё же какой-то комочек в сердце остался. Ещё один комочек - в городе Слюдянке, когда на встречу нам прошли две дамы, явно пребывавшие в романтическом настроении. Об этом настроении говорили их широкополые шляпы и тугие веники венериных башмачков, вяло сникающих из «дамских сумочек». Букетами это зрелище назвать не поворачивался язык. Эти цветы, только в кружевном уборе лесных папоротников и трав восхищали глаз нежной красотой. Словно узорные картинки в детской книге сказок они украшали тропу к Мраморному карьеру, наполняли необычайной гармонией суровую сибирскую тайгу. Что же ждёт нас завтра? На экскурсии?... К счастью, башмачки нас ждали. И красные, крупноцветковые, и жёлтые – настоящие, и миниатюрные в розовую крапинку – крапчатые. Из под каждого второго куста на нас выглядывали эти сибирские орхидеи, наполняя экскурсию криками ликования, отвлекая на непрерывные фотосессии. Но комок всё равно остался…

Самым трогательным мне показался мир монгольского озера Хубсугул. Степной простор, крутизна подпирающих горизонт гор и глубокая синева неба, светящаяся из хрустального озера – всем этим дышит каждая лиственница на склоне, каждый цветок и каждый монгол, населяющий раскинутые в степи юрты. Радушие и открытость, тесная связь с природой – всё это наполняет и образ жизни и слова и поступки этого кочевого народа. Совсем как в первобытные времена. Разве что к главному Очагу юрты – печке-буржуйке, защищающей от ночных холодов, добавился ещё один, современный. Солнечная батарея – плоская чёрная пластина размером с монитор телевизора, стоит теперь рядом с каждой юртой, что в посёлке, что у самых подножий Саян. Освещение, телевизор, электрочайник и стиральная машина – весь электрический быт обеспечен этим волшебным устройством. Благо, что солнечных дней на Хубсугуле гораздо больше, чем пасмурных. А ещё понимаешь, что монгольская Природа человека не исключает, напротив, «при-Роде» существует. Нет среди монголов охотников и рыбаков, поэтому даже посреди посёлка плавают с выводками дикие горные гуси. Не обращая внимания на чабана, окружённый овечками, с забора караулит сусликов орёл-могильник, а из окна УАЗика, как в африканском сафари, можно полюбоваться горделивой поступью стаи журавлей-красавок. Хозяин турбазы монгол Баяр предложил выехать на пикник на песчаный берег Хубсугула. Остановившись по пути у незаметной степной реки, наши спутники наловили руками из-под берега налимов. Наш пикник превратился в пир-горой по-монгольски. «Плов», который был приготовлен из мяса налимов, обжаренного с луком в собственной печени, вполне напомнил внешним видом казахское блюдо. Я отложил припасённые было «бэпэшки Доширак» в сторону. Они не выдерживали конкуренции, равно как и чайные пакетики - со сваренным на ячьем молоке монгольским зелёным чаем…

Созерцая парад планет над розовым озером после умиротворяющего заката, ощущаешь насколько ближе небо, что Венера, словно разгорающаяся от вечернего бриза, действительно Богиня вечерней зари. А Юпитер, Сатурн и Марс, неспешно проплывающие по линии эклиптики, – космические силы, следящие за нашими делами. Из памяти всплывают яркие образы минувшего дня, они вновь окрашиваются красками, звуками и запахами… Сейчас, вечером, они кажутся ещё более наполненными, живыми. Да и сама жизнь, проживаемая здесь, кажется ярче, сочнее, драгоценнее.

Так, один за одним, открывали мы миры далёких земель. И невольно вспоминали о мирах близких, родных и даже собственных. Ведь стоит остановиться на минуту перед объектом, задуматься о его истории, судьбе, представить каково ему сейчас, как тот час же отовсюду потянутся невидимые до сего момента нити, появятся откуда-ни-возьмись нужные люди, придут весточки, и откроется новый мир, потрясающий и удивительный.

Миры Байкала 1 Миры Байкала 2 Миры Байкала 3 Миры Байкала 4 Миры Байкала 5 Миры Байкала 6